ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
Ингеборга Дапкунайте
Алексей Йордан
Алексей Йордан-2
Ростислав Ордовский
Ростик Ордовский-2
Ростик Ордовский-3
Василий Аксёнов
Олег Тактаров

______________________

 

Назад на страницу

"ЭКСКЛЮЗИВ-ИНТЕРВЬЮ" >>>

 

 

TopList

 

 

Ростислав Ордовский-Танаевский:

"Я жил любовью к своей стране и понимал, что никогда ее не увижу"

 

Когда вновь открылись границы, и новый, уже третий по счету поток эмигрантов потянулся на Запад, оттуда в Россию тоже поехали люди. Они не искали здесь лучшей доли, денег или свободы. Они возвращались. Возвращались в страну, которой никогда не видели, но чей дух жил в них с самого рождения на чужбине. Венесуэльский предприниматель Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко впервые приехал в СССР в 1984 году. Упоение березками и русской речью, звучащей отовсюду, сменилось недоумением, когда молодой человек захотел пообедать. Все заведения общепита, куда он пытался попасть, были закрыты, а на их дверях висели таблички: «Санитарный день», «Мест нет» (хотя сквозь окно не было видно ни одной живой души), и больше всего поразившая Ростислава надпись «Закрыто на обед». Потрясенный увиденным, Ордовский решил купить хотя бы фотопленку, чтобы запечатлеть своих найденных родственников. Каково же было его удивление, когда он не нашел ее ни в одном магазине. С тех пор прошло немало лет. За это время Ростислав Ордовский-Танаевкий создал крупнейшую в свое время ресторанную сеть России, известную, как «Ростик’с». Благодаря венесуэльскому предпринимателю долгое время в любом переходе метро можно было не только купить фотопленку, но и получить уже отпечатанные качественные снимки. В 2007 году ОАО «Росинтер Ресторантс Холдинг» стала первой ресторанной компанией, которая вышла на российский фондовый рынок. Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко является одним из главных основоположников Федерации рестораторов и отельеров России, он член общественной организации «Деловая Россия».

 

Большой представительный кабинет. На стенах — в огромном количестве фотографии родственников и портреты умного, живого человека с проницательным взглядом — президента компании «Росинтер».

 

Мечта президента

 

— Ростислав Вадимович, создавался ли у вас какой-то образ России, было ли желание сюда уехать?

 

— Конечно, для нас Россия была загадочной страной. Мы верили, что поедем и освободим страну от коммунистов. Мы представляли себя богатырями — Ильей Муромцем, Алешей Поповичем, Добрыней Никитичем. Россия была для нас сказкой. Потом с возрастом я начал понимать, что это мечта, и она вряд ли достижима. Я жил любовью к своей стране и понимал, что никогда ее не увижу. И вот — чудо! — я приехал в Россию. Мне очень повезло.

 

— Что больше всего поразило вас, когда вы, наконец, оказались в стране, о которой так долго мечтали?

 

— Когда я приехал, впечатления были очень сильные и противоречивые. С одной стороны, сказка стала реальностью, ее можно было потрогать! А с другой — система государства, держащая весь народ под контролем. Сегодня это уже история. Мои знакомые артисты, которые приезжали в Венесуэлу с концертами, говорили, когда я попал в Москву: «Ростик, звони нам только в трех-четырех кварталах от гостиницы». Или: «Дай мне адрес, но только сам не пиши». Связь с иностранцем тогда было серьезным нарушением. Я помню писал своей хорошей подруге Марине Суваловой, она тогда работала в госдепартаменте США: «Как мы избалованы на Западе!» Это был итог моего впечатления от Советского Союза.

 

Русский дух

 

Дворянский род Ордовских-Танаевских за ушедший век рассеялся по миру. Его потомки живут сейчас по всему свету — от Каракаса до Челябинска. Прадед Ростислава, архимандрит Никон Ордовский-Танаевский, последний Тобольский губернатор, покинул Россию после революции вместе со своим сыном Николаем. Он уехал в Югославию, а оттуда в Венесуэлу, где родился его внук, Вадим. Он вырос и стал зубным врачом. Когда кончилась Гражданская война в Испании, оттуда в Венесуэлу приехала прекрасная девушка Геновева, которая стала женой Вадима и матерью Ростислава.

 

— Дома папа говорил со мной только по-русски. Иногда из-за этого в семье были трудности, потому что мама не все понимала. Папа рассказывал мне сказки, учил петь русские песни. Мама не противилась. Она понимала, что испанскую культуру я и так изучу, и нашла мне даже русскую гувернантку, которая занималась со мной до 12 лет. Для моих родителей было очень важно — сохранить и привить русскую культуру. Этим занимались все эмигранты из России, потому что они надеялись вернуться на родину. Они делали все возможное, чтобы передать своим детям язык, веру и культуру. Строились православные церкви, при них создавались субботние школы, клубы, скаутские лагеря. Самой большой скаутской организацией была «ОРЮР» — организация русских юных разведчиков. Основное образование я получил в школе Каракаса, но субботам посещал еще и русскую школу. Там нам преподавали историю России, Закон Божий и литературу, а так же учили танцевать, петь и читать стихи.

 

— Какой была ваша жизнь в Венесуэле?

 

— Мы жили в отдельном доме, потому что мои родители очень много работали и неплохо смогли встать на ноги. У них был огромный торговый центр, один из первых в Венесуэле. Папа с мамой продавали мебель, аудиоаппаратуру, телевизоры, телефоны и другие вещи. Я крутился в этом торговом «духе» и, наверное, лет с 15 начал делать то же самое — покупать и продавать. В 18 лет я уже создал свою компанию и начал торговать электроникой и продукцией таких компаний, как «Пионер», «Айва», «Мулинэкс». Потом я открыл видеостудию, и был первым, кто запустил оригинальную лицензионную видеопродукцию. У нас была самая большая студия в Южной Америке, мы представляли интересы «Диснея». Еще у меня была фабрика по пошиву одежды. И в этот период я преподавал в университете.

 

— Что вы преподавали?

 

— Я по образованию химик. Окончил университет имени Симона Болевара, самый престижный в Венесуэле. Кроме этого я учился в венесуэльском кадетском корпусе и получил военное звание. Преподавал высшую математику и предметы по моему профилю. Это для меня было не заработком денег, а удовольствием.

 

— А сегодня Вы не практикуете?

 

— Сегодня я мало читаю лекций, но с удовольствием бы это делал.

 

 

Зов предков

В первый приезд в СССР Ордовский-Танаевский нашел своих родных. В 70-х годах один их родственник осмелился написать в газете, которая распространялась в ГДР, о своем старинном роде, и подписался фамилией Ордовский-Танаевский. Эта статья каким-то образом попала к папе Ростислава, и естественно, он захотел узнать что-нибудь об авторе, пытаясь несколько раз связаться с ним через газету. Но приостановился, потому что знал — за связь с иностранцами преследуют в Советском Союзе.

— Таким образом, в 1984 году я приехал с копией этой газеты и попытался найти моих родственников. Муж одной из танцовщиц «Березки», который меня здесь встретил, узнал, что какой-то Ордовский живет в Ивантеевке. И я направился туда, не зная, что иностранцам нельзя выезжать за пределы Москвы. Слава Богу, что об этом никто не узнал и меня не арестовали. Приезжаю, стучу в дом, выходит тетя Муся и я с большим акцентом говорю: «Здравствуйте, здесь живут Ордовские-Танаевские?» Она на меня смотрит и не знает как ответить. Потом тетя Муся рассказывала, что едва в обморок не упала: какой-то иностранец к ней пришел, спрашивает, может тут замешано КГБ? Она до последних дней называла меня «любимым шпионом». Это была жена человека, который написал статью в газете. Так я нашел родных.
 Сегодня я мало читаю лекций, но с удовольствием бы это делал.

 

Читать продолжение интервью >>>

 

 

При использовании материала, текста или перепечатке любых отрывков (цитат) из него в интернете или печатных изданиях - ссылка (действующая!) на данный сайт www.pmg-online.ru (цитируемую страницу сайта) и упоминание полного названия «Журнал ПМЖ» – обязательны! С иными правами можно ознакомиться на странице «Copyright ПМЖ».